В КИТАЕ
В МИРЕ
В РОССИИ И СНГ
ЭКОНОМИКА
КОММЕНТАРИИ
НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ
ОБЩЕСТВО И КУЛЬТУРА
СПОРТ
ПРОИСШЕСТВИЯ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
  Полезная информация
О Китае
О нас
Письма читателей
今日双语新闻Сообщения на двух языках
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА>>Видео  
  10:29.09/06/2009
ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ ДНЯ
    Размер шрифта

Ближе к Гао Ману: неизменные чувства к России






Ярким, наполненным солнечного света утром мы пошли в гости к известному переводчику, писателю и художнику Гао Ману. 83-летний хозяин дома страстно рассказал нам стихотворение Лермонтова "Парус". Звенящий голос Гао Мана эхом раздавался во всех уголках комнаты. В литературных кругах Китая, имя Гао Мана весьма известно. Он посвятил всю свою жизнь изучению и переводам русской и советской литературы, добился огромного успеха, он пользуется такой же известностью как Цао Цзинхуа, Гэ Баоцюань,Цао Ин, Ю Лун, Мань Тао, Сунь Шэнъу и другие специалисты по русской и советской литературе. Он—писатель, бескрайним вдохновением для которого являются местные условия и нравы России. Он-художник, из под его кисти вышли образы деятелей российской культуры. Русская литература является бесконечной темой его творчества на протяжении всей жизни.

Учился в русской школе, полюбил русскую литературу и искусству с самого раннего возраста

В 19 веке в такой большой стране как Россия во многих сферах жизни страны появились великие деятели, писатели, художники, скульпторы, музыканты. Я хотел бы затронуть только область литературы и искусства. Это удивительное явление. Мне удалось соприкоснуться с русской литературой и искусством, только благодаря тому, что я родился и вырос в Харбине. Харбин--весьма особый город. Харбин сейчас и Харбин прошлого совсем разные. В течение десятилетий я не бывал на своей родине, но в моем детстве Харбин был местом, где проживало много разных национальностей. Я учился в школе, где в основном учились русские дети. Среди учащихся были русские, поляки, эстонцы, евреи. Мы все общались на русском языке, преподавание велось тоже на русском. На уроке литературы рассказывали про русскую литературу. Именно обучение русскому языку и литературе с раннего возраста привило мне огромную любовь к русской литературе. Эту любовь очень сложно описать, возможно, она в моей крови, а может быть, она досталась мне по наследству. Я очень люблю русскую литературу.

Помнится в детстве я рисовал портрет А.С. Пушкина, учителю понравился мой рисунок и он повесил его на стене в классе. На уроках я часто смотрел на свое произведение. На уроке музыки учительница всегда пел для нас очень печальные песни, мне тогда было непонятно, почему она их пела такие грустные и печальные песни. Но их мелодия была мне очень близка. Теперь, когда я думаю об этом, я понимаю, что она их пела из-за огромной тоски по родине, поэтому она самым естественным образом передала нам эти чувства. Мы жили в эпоху господства марионеточной власти, то было сложное время. Именно тогда у меня появился интерес к русской литературе. Басни Крылова раннего периода учили нас, что такое добро и что такое зло. Эти простые сюжеты оставили у меня глубокое впечатление. Потом мы перешли к русским стихотворениям, ритм и тональность которых сильно отличается от стихотворений на китайском языке. Мелодичность, ритмика, звучание русских стихов оставили глубокий след в моей душе. Произведения искусства 19-го века в России в основном отражали суровую жизнь трудящихся масс. И так как в то время китайский народ тоже находился под гнетом, сюжеты русских картин быстро нашли отклик в моем сердце. Я незаметно впитывал эти вещи. Позднее, в 50-е годы прошлого века--период медового месяца китайско-советских отношений, когда примером во всем был «большой брат» -- Советский Союз, я вступил на путь перевода произведений русской литературы не только из-за потребностей на работе, а также потому, что моя любовь, интересы и стремление к литературе и искусству связали мою жизнь с литературой и искусством России.

Нравятся русская поэзия, стыдно перед Ахматовой

В разные периоды жизни у меня были разные увлечения. Я только что упомянул басни Крылова, их легко понять, потому что в них содержится некоторая правда жизни, и поэтому они так легко были восприняты мной. Позже я полюбил русскую поэзию. Я начал переводить в 17 лет, моим первым переводом стало стихотворение в прозе И.С.Тургенева «Как прекрасны эти свежие розы». В то время я не понимал, чем оно мне понравилось. Десятилетия спустя, я начал понимать. Это стихотворение рассказывает о тоске по родине, в то время среди нас были те, кто потерял свою родину, именно это чувство тоски по родине нашло отражение в стихотворении эмигрировавшего во Францию Тургенева.

В 17 лет со мной произошло много историй, их я помню очень хорошо. Сейчас у меня хранится портрет, написанный маслом в 17 лет. Моим стремлением стала русская поэзия. Я люблю стихи Пушкина, потому что они разносторонние. Независимо от возраста, увлечений, любой найдет что-то для себя в пушкинской поэзии. У Пушкина много-много стихотворений о любви, они действительно очень трогательны. Мне нравятся стихотворения Лермонтова, потому что они показывают нам, как поэт ищет идеалы. Прежде чем говорить об Ахматовой, я хотел бы рассказать одну историю.

В 1946 году я перевел «Постановление ЦК ВКП(б) по журналам «Звезда» и «Ленинград»", документ освещал критический доклад творчества Ахматовой и Зощенко. В то время Советский Союз был старшим братом, и во всем сохранялось единство с ним. Поэтому в своей голове я выстроил мнение об Ахматовой в духе этого постановления ЦК ВКП(б), что она падшая женщина, монахиня. Я не только перевел, но и принял точку зрения постановления. В 1954 году я с делегацией китайских писателей поехал в Советский Союз, чтобы принять участие во 2-м съезде писателей. Делегацию возглавлял Чжоу Ян, в ее состав входили Лао Шэ, Дин Лин и другие. Мы жили в той же гостинице, где остановилась и Ахматова, и если бы мы ее встретили, то наше отношение к ней выстроилось бы в соответствии с духом постановления и докладов... к счастью, мы ее не увидели.

После Культурной революции я пошел в Пекинскую библиотеку и взял опубликованный на западе сборник ее произведений, это было первым знакомством с творчеством Ахматовой. Взглянув в текст, я не увидел ни одного грязного слова, все было чисто и просто. Ее творчество потрясло меня после прочтения поэмы «Реквием», написанная ею после посещения своего сына в тюрьме. Мне стало стыдно за себя перед Ахматовой. Позже я несколько раз ездил в Ленинград специально для того, чтобы положить цветы на ее могилу, воздать должное.Год назад я и моя дочь специально ходили и искали дом, в котором она жила. Сопровождавший нас старый русский профессор сказал, что мы первые, кто приехал искать место, где жила Ахатова.

Мы, наконец, нашли дом с дощечкой, на которой было написано, что в этом доме жила великая поэтесса Анна Ахматова. В отношении Ахматовой многое мучило меня, давило изнутри. Я начал переводить ее произведения, и чем больше я переводил, тем больше понимал, что они прекрасны. Так что мне больше всего нравится Ахматова, ее произведений я перевел больше всего. Раньше я думал, что если будет шанс, то я займусь переводом всех ее сочинений, их в принципе немного, но возраст и силы у меня уже не те. Когда читаешь Ахматову, все очень легко и просто, но когда начинаешь переводить, сложность задачи возрастает в разы. Так что надо сказать, что мой любимый писатель--Анна Ахматова.

Различные псевдонимы—разные истории

Говоря о моих псевдонимах, стоит упомянуть, что их так много, что я и сам некоторые не помню. Раньше, когда я работал в редакции газет, журналов, требовалось, чтобы я подписывался под псевдонимом. Перевод стихотворения в прозе Тургенева, который я сделала в 17 лет, я подписал именем «Сюэ Кэ»,потому что я родился в конце октября, когда идет снег. Снег вызывает у меня особое чувство. Я северянин, и до сих пор при виде падающего снега во мне поднимаются волнующие чувства. Мой дед сказал мне позже, что "Сюэ Кэ" имеет еще значение «белая цапля»,однако я такого значения в словаре не видел. Этот псевдоним был использован раз или два.

Позже я придумал новый псевдоним "Сяосы". В семье я четвертый ребенок, на работе я тоже был самый молодой, поэтому меня все звали «Сяосы». Под этим псевдонимом у меня немало переводных стихотворений и особенно песен. В то время вместе со мной над переводами многих песен работал хорошо известный композитор Лю Чжи. В совместном сотрудничестве мы обработали множество самых популярных песен того времени, например, "Песня о Сталине" и так далее. Позже, я начал думать, что "Сяосы"—это слишком простой, несерьезный псевдоним, поэтому я сменил его на «Сяоэр». Его я в основном использовал, работая над переводами песен.

Потом я влюбился в одну девушку, она тоже работала с русским языком. Она очень хотела опубликовать некоторые вещи. Поэтому мы взяли псевдонимы "Цин Мэй" и "Чжу Ма". Она ни разу не печаталась, а мои работы под именем «Чжу Ма» появлялись несколько раз. Позднее мы расстались, я сменил псевдоним на «Хэ Ма». В нем не было никакого особого смысла, просто чтобы не было подозрений.

Позднее, во времена марионеточного государства я понял, что не хочу заниматься переводами, ведь переводить для японцев в то время все равно, что быть прихвостнем, низким человеком. Мне казалось, что делая переводы с русского языка—это то же самое. Поэтому мне весьма не хотелось переводить, мой новый псевдоним «Хэ Янь» можно перевести как «почему», то есть в своей переводческой карьере я задавался вопросом: «Почему мне надо переводить?» Я был полон противоречий в то время, мне не хотелось заниматься переводами, но мне все-таки нравилась русская литература и искусство. В конце 48 года в Харбине проездом был господин Гэ Баоцюань, которому захотелось побеседовать с местными исследователями и переводчиками русских литературных произведений. В результате в списке участников встречи оказались только мои псевдонимы. Хотя нас было только двое, однако г-н Гэ Баоцюань очень серьезно отнесся к этой встрече. На тот момент мне было чуть больше 20, поэтому я не очень хорошо помню содержание беседы. Я поделился своими мыслями о прекращении переводческой карьеры. Гэ Баоцюань сказал, что в таком случае надо смотреть что и для кого ты переводишь. Эта простая фраза разом разрешила проблему. Я перевожу то, что нужно всем, я перевожу для простого народа. С тех пор исчез и "Хэ Янь".

Я начал использовать псевдоним "Уланьхань". На монгольском языке слово «улань»— это красный, «хань»-означает Китай. В данном случае я имел в виду "Красный китаец"—человек с целью и идеалами. Позже я изменил последний иероглиф «хань» на омонимичный, но со значением –«пот», потому что перевод—это очень сложное дело, и становясь старше, я все четче понимал насколько это трудно. Нельзя сказать, что, владея русским и китайским языками можно заниматься переводческой деятельностью, перевод—это труд, в который необходимо вложить много энергии и усилий. Изменение одного слова, означает, что я должен заплатить потом, кровью, всей своей энергией. И в последствии я стал чаще использовать второй вариант написания псевдонима «Уланьхань». В то же время у меня были и другие псевдонимы, но они не были особо значимыми, поэтому я не буду о них рассказывать.

Тем не менее, есть псевдоним, который не был моим, но стал им. Мне часто приходилось писать статьи для издания "Русская литература и искусство", журналист из редакции написал длинную статью после интервью со мной. В статье я был под псевдонимом Гао Ман, однако в оригинале текста в некоторых местах иероглиф «ман» был написан по-другому, путаница в иероглифах ничуть не украшала мое имя, им всем было очень неудобно передо мной и они не знали как поступить. Они решили исправить ошибку, опасаясь, что это привлечет внимание других, и если не исправить, то остаться виноватыми передо мной. Я сказал, что не стоит, пусть теперь буду другим Гао Маном, и под этим псевдонимом отправил одну статью в тяньцзиньскую газету, чтобы доказать, что это мой псевдоним. Позже, за написанное это эссе я получил национальную премию. Это был единственный раз, когда я использовал не принадлежащий мне псевдоним. У меня их много, с ними связано много историй.

Теперь в списке составителей Словаря переводчика я под именем Уланьхань , в Литературном словаре-- Гао Ман. Я часто думаю, может ли один человек заниматься двумя разными делами. Я учился не много, всего 10 лет в школе. Свою работу устным переводчиком приравниваю к обучению в университете, потому что я переводил для многих уважаемых наших писателей и художников. Каждый день я был с ними, слушал их разговоры, делал перевод, что не понимал—спрашивал. Все что я знаю, умею—этому всему меня научили уважаемые деятели культуры и искусства.

Премьер Чжоу Эньлай отметил ошибки в переводе

Моя основная работа заключалась в том, чтобы переводить для деятелей литературы и искусства, представителей китайско-советской дружбы, перевод для политиков был от случая к случаю. Я переводил практически для всех крупных представителей кругов литературы и искусства Китая, например, Мао Дунь, Ба Цзинь, Лао Шэ, Дин Лин, Бин Синь и так далее.

Я расскажу одну поучительную для меня историю. Однажды премьер Чжоу Эньлай встречался с делегацией из Советского Союза. Делегация приехала в Китай на переговоры по китайской версии журнала о российско-китайской дружбе. Премьер-министр пригласил делегатов на ужин. Во время беседы за обеденным столом премьер Чжоу сказал, что читателями такого журнала должны быть деятели китайско-советской дружбы, студенты, профессора вузов, любители литературы и искусства, служащие. Поскольку в то время не было способа для записи, я переводил непосредственно по памяти. Премьер-министр отметил, что в моем прямом переводе есть ошибки. Китаисты, сидевшие тут же сказали, что все верно. Оказывается, что премьер-министр перечислил пять групп людей, а я при переводе потерял одну. Я думаю, что он действительно замечательный человек, при любых обстоятельствах выявит проблему.

Переводя деятелям литературы и искусства, также случались различные ситуации, например, однажды я переводил для Мэй Ланьфана. Находясь в Азербайджане, мы пошли в театр. Я представил руководству театра китайских гостей. Руководитель театра сказал, что когда он был студентом, он видел выступление господина Мэя, с тех пор прошло 20 лет, поэтому ему казалось, что г-н Мэй должен быть седым согнувшимся старцем с клюкой в руках. Не ожидал он, что Мэй Ланьфан еще бодр и полон сил.

Очень многие вещи, связанные с г-ном Мэй Ланьфаном, легендарны. Например, когда один очень известный советский режиссер посмотрел выступление Мэй Ланьфана, смущенно сказал, что всем актерам его театра надо руки оторвать, потому что их жесты ничего не отражают, а каждое движение руки Мэй Ланьфана—это фраза, его движение-танец. Вот эта история произвела на меня глубокое впечатление.

Ради любимой бросил масляную живопись и занялся «гохуа»

Живопись—это мое хобби. Мне нравится рисовать с детства. Я храню нарисованную в 17 лет картину маслом. В то время, я рисовал не только портреты, но и пейзажи, цветы, деревья и так далее.

В моем увлечении изобразительным искусством есть одна разделительная полоса: это живопись маслом и китайская живопись. Писать маслом я научился еще в харбинской школе у трех русских художников, однако это было недолго. Тем не менее, они обладали определенной влиятельностью и известностью. Сначала, когда мои родители отправили меня обучаться рисунку, главной целью было изучение русского языка. Они считали, что во время обучения рисованию с русскими, можно научиться и русскому языку. В то время мне было больше десяти.

В начале 60-х я в основном рисовал картины маслом. Но у моей супруги вдруг появилась аллергия на растворитель для краски, поэтому я бросил масляную живопись и занялся традиционной китайской живописью «гохуа».

Мое изобразительное творчество можно разделить на несколько этапов. Вначале я рисовал в школе. После становления в обществе, я начал с карикатур. Самая ранняя карикатура называлась "Борьба с расточительством", в ней было 7 рисунков, но в газете поместили 4. Их потом еще разместили на выставке на Центральной улице г.Харбина. Все говорили, что содержание карикатуры очень хорошо отображает ситуацию того времени. Кто бы мог подумать, что через несколько дней в газету поступит письмо о том, что эта карикатура-- клевета в отношении народа, насмехательство над обществом, и что мне следует сделать выговор. Цай Жохун и Хуа Цзюньу—два лидера художественных кругов провели резкую критику в мой адрес. Я стал первым, кого раскритиковали в литературных и художественных кругах страны после создания нового Китая. Позднее в последующих кампаниях мне не удалось избежать судьбы быть подверженным критике. В "Борьбе с расточительством" на первом рисунке было изображено, что совещание началось в 8 часов, а к 10 все еще не собрались; на втором—отличная древесина, из которой можно было бы сделать хорошую мебель, используется в качестве дров; на третьем-- бюрократия; на четвертом—добротный дом директора завода, а рядом—разваливающиеся заводское здание. В отношении ко мне эта критика оказала влияние на два аспекта: я научился быть послушным и полностью прислушиваться к голосу партии. Кроме этого, я подавил в себе творческое начало и тех пор я никогда не обращается к карикатурам. Позднее, когда Хуа Цзюньу писал статью, он вспомнил этот случай и сказал, что других критиковать легко, а себя трудно. Я случайно встретился с ним однажды, он сказал мне: "Когда я тогда критиковал тебя. Возможно убил карикатуриста." Я ответил ему: "Спасибо вам за критику, возможно, этим была спасена жизнь".

Второй этап представлен серией портретов Карла Маркса. Я написал 50 картин маслом, отражающих жизнь Карла Маркса. Когда я был в низовых организациях, я читал мемуары Маркса,и обнаружил, что он не такой, каким его представляют люди. В частности, он очень человечен, особенно хорошо понимает чувства людей, знает, что такое любовь, ненависть, поражение, все знает. С этой точки зрения, я решил, что буду изображать Маркса и Энгельса, как представителей народа. В то время я тайно рисовал под москитной сеткой, поэтому все картины получились маленькими. После окончания Культурной революции, в парке Чжуншань состоялась первая выставка—выставка моих картин Маркса и Энгельса, которая получила огромный резонанс. Затем, когда был в Советском Союзе, я подарил этот альбом музею Маркса и Энгельса. Пожалуй, это был последний раз, когда я писал маслом, потом я занялся традиционной китайской живописью «гохуа».

Я начал рисовать окружающих, друзей и знакомых. Я несколько раз сопровождал Мао дуня в поездках за границу, очень хорошо его узнал, написал его портрет, на котором он оставил стихотворение. Ба Цзиня на картине я изобразил седоволосым старцем, идущим по дороге, ему очень понравилось и он даже оставил надпись: "маленький старичок по имени Ба Цзинь". Я написал два портрета Сяо Цзюня, на одном из них он оставил 20 стихотворений, это очень ценная вещь. Так как я встречался со многими русскими писателями, потому у меня много картин русских писателей. Когда я работал в редакции журнала "Всемирная литература", сфера моих контактов немного расширилась журнал работы, я узнал японских писателей, французских, итальянских и так далее. Я должен сказать о том, что я не писал намеренно известных людей, у меня картин простых людей гораздо больше, чем картин знаменитостей.

Хобби--это часть работы и жизни

Я не осмелюсь сказать, что есть успешные вещи, в действительности после того, как покинул рабочий пост я написал несколько книг. Мне казалось, что я должен описать некоторые дела, некоторых людей в виде исторического очерка, потому что я был единственным свидетелем многих вещей, например, с кем разговаривал Мао Дунь, с кем беседовал Ба Цзинь, Мэй Ланьфан и так далее. Я записал все это не ради того, чтобы выставить себя в выгодном свете, а чтобы предоставить материал для исследователей. Сочинение и живопись, вот мои хобби. Сечас, когда я пишу что-нибудь, перевожу или рисую, я сильно устаю. Но мне нравится эта усталость, может быть я даже упаду от усталости на такой работе, ведь мне все-таки уже 83 года. Я превратил свои увлечения в часть работы и собственной жизни. Я думаю, что только таким образом жизнь можно назвать интересной.

Старина Гао любит шутить

В 1989 году вы вышли на пенсию и ушли из редакции «Всемирная литература". Мы узнали, что эти 20 лет, проведенные на пенсии, стали пиком вашего творчества. В течение этого периода вы опубликовали десятки эссе "Мертвые деревья", "Размышления души", "Бывшая резиденция российских мастеров" и другие, многие из них являются воспоминаниями. Мы хотели бы узнать секрет Вашего оптимизма по жизни, как Вам удается поддерживать духовные силы?

Сейчас вообще никуда не годится мое состояние, я стал делать все медленнее, память тоже ухудшается. Возможно, мой оптимизм заключается в том, что у меня есть интерес к жизни, и мне безразличны какие-то мелочи. Я люблю шутить, моя жена кстати не понимает юмора. Поэтому я редко шучу с ней, ведь она часто серьезно занимается каким-либо делом, очень строго ко всему относится. Но к дочери я отношусь совсем по-другому, она постоянно читает мне наставления, а я говорю: "Ты отец или я отец?" Если я скажу подобное своей жене, то она обидится. С одной стороны, это интерес к жизни. Я дожил до 80 лет, это немало, старше Конфуция, немного младше Мэнцзы, проживу еще несколько лет, и все что мне надо было сделать, я почти завершил. Если захочу еще что-нибудь сделать, то сделаю, такова моя натура, ну а если не смогу, тогда не смогу. С другой стороны, интерес к жизни можно трактовать по-разному. Например, работа, я люблю работать. Не работать, а просто сидеть сложа руки я не смогу, не усижу на одном месте. Не могу сказать, что я трудоголик, работая, мне радостно, интересно, я счастлив, что день прожит не зря.

Главным в проведение «языковых годов» Китая и России заключается в том, чтобы молодое поколение двух стран придали важное значение языку

"Год русского языка" проводится впервые в истории, раньше такого мероприятия не было. По большому счету это определяет важность и значимость языка. Важность и значимость перевода стали проявляться все больше и больше вслед за прогрессом эпохи, за развитием науки, экономики, техники, культуры и других областей. Совсем не просто на другом языке точно выразить свои чувства и обменяться мнениями друг с другом. Я считаю, что в проведении «языковых годов» в Китае и России стоит обратить внимание на молодежь двух стран, чтобы они уделяли большое значение языку, овладевали им с раннего возраста, поэтому обучение языку должно начинаться на раннем этапе жизни. Любой язык, китайский, русский или французский обладает своей красотой, необходимо по-настоящему понять красоту языка, а не просто научившись говорить и считать, что цель достигнута, требуется углублять свои знания и опыт. Китай и Россия являются двумя крупными странами, они соседи, поэтому могут идти только дорогой дружбы, здесь никакого другого пути нет. Для развития отношений между двумя странами можно придумать различные способы для общения. Язык и письменность являются лучшим мостом для общения.

Уважаемый Гао, мы очень благодарны Вам за сегодняшнее интервью, вы рассказали нам так много историй, историю своей жизни. От имени всех читателей, друзей Интернета, я желаю Вам крепкого здоровья!


Спецтема:
Видео
Видео и интервью
  Переслать    Сохранить    Напечатать Источник:<<Жэньминь жибао>> он-лайн
Оставить комментарий
Имя: Анонимный
   

ФОТО





Сообщения на эту тему
5 самых читаемых новостей
  дня недели месяца
1Деловые и личные цели визита Николя Саркози в Индию
2МИ-5 Великобритании обнаружила в парламенте русскую шпионку
3Россия успешно провела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты "Тополь"
4В Египте в результате нападения акулы погибла туристка из Германии
5Прежнее и новое в ОБСЕ
Рейтинг@Mail.ru