Подписка      новостей
Домой | О нас | Отзыв | Помощь | Карта сайта | Архив
В КИТАЕ
В МИРЕ
В РОССИИ И СНГ
ЭКОНОМИКА
НАУКА И
ОБРАЗОВАНИЕ

ОБЩЕСТВО
КУЛЬТУРА
СПОРТ
ФОТО ГАЛЕРЕЯ
КИТАЙ ЗА НЕДЕЛЮ

-Председатель КНР
-Государственный флаг и Государственный герб
-Государственный гимн
-Политический строй и государственное устройство
-Исторический очерк
-Физическая география
-Культура и искусство
-Образование в КНР
-Народонаселение и национальный состав
-Религия и обычаи
последнее обновленние 17:52.01/05/2005
1944-45: звездно-полосатый флаг в Полтаве

Доктор исторических наук Александр Орлов – РИА "Новости"

О сотрудничестве между СССР и США, союзниками по антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны, известно многое: встречи в верхах, работа дипломатов, поставки по ленд-лизу, историческое братание солдат и офицеров двух армий на Эльбе. И практически ничего - о «челночных операциях» американской стратегической авиации, которые в 1944 году для нанесения ударов по военным объектам Третьего Рейха использовали три советских аэродрома – Полтаву, Миргород и Пирятин (Раковщина).

Летом сорок четвертого года я, тогда младший лейтенант, командовал взводом 9-й танковой бригады, которая находилась на доукомплектовании в украинском городе Полтава, сравнительно недавно освобожденном от фашистских войск. А в семи километрах от места нашей дислокации действовала авиабаза американских ВВС, совершавших «челночные» рейсы из Англии и Италии в Полтаву. Точнее, американские бомбардировщики Б-17 и истребители сопровождения взлетали с английских и итальянских аэродромов, бомбили объекты в Германии, в оккупированных нацистами странах и в странах-союзницах Гитлера, а затем приземлялись на нашей территории для отдыха, ремонта, дозаправки. Затем - новые налеты на фашистские объекты, с посадкой на аэродромах в Англии и Италии. И вновь курс на Полтаву.

На полтавском аэроузле, что включал в себя все три названные мною аэродрома, располагалось «Восточное командование» ВВС США, которое вместе с командованием ВВС Красной Армии руководило операциями американских бомбардировщиков. Американцы бомбили авиабазы и заводы нацистов, русские вместе с американцами обслуживали их самолеты и аэродром, защищали его от налетов вражеской авиации, несли охрану объектов союзников на земле.

Много позже я узнал, что идея создания американских аэродромов на советской земле принадлежала президенту Рузвельту. Он еще в 1942 году обращался к Сталину с просьбой выделить несколько аэродромов – но в Сибири, для размещения 100 тяжелых бомбардировщиков, которые могли бы действовать против Японии, если она нападет на СССР. Сталин не поддержал эту идею, так как не мог себе позволить нарушить нейтралитет с Токио, втянуться в войну на два фронта. Но в сорок третьем году, когда произошел коренной перелом в ходе Великой Отечественной, новое предложение американцев показались Москве интересными. Их озвучил прибывший в советскую столицу глава военной миссии США в СССР генерал-майор Д.Дин. Однозначно положительного ответа Верховный главнокомандующий своим союзникам, правда, тогда не дал.

Переговоры о создании американской воздушной базы на территории СССР возобновились лишь на Тегеранской конференции. Такая база была крайне важна для США. Их самолеты в Европе из-за отсутствия достаточного количества запасных аэродромов и сравнительно короткого радиуса действия вынуждены были экономить топливо, опасались без надежной поддержки истребителей ввязываться в серьезные воздушные бои и, естественно, несли большие потери. Сталин дал принципиальное добро американцам. Правда, заявил, что окончательный ответ может быть получен только после изучения всех представленных документов. Эта работа заняла несколько месяцев. И только в феврале 1944 года началась доставка на полтавские аэродромы всего необходимого оборудования для обеспечения боевой работы американской стратегической авиации.

Работы было очень много. Предполагалось, что в челночных операциях будут принимать участие до 120 четырехмоторных бомбардировщиков «Боинг-17» («Летающая крепость»). Для их взлета и посадки, для рулежных дорожек нужно было уложить металлические полосы на аэродроме Пирятин, на аэродроме Миргород удлинить бетонную полосу. Разместить где-то около тысячи заокеанских специалистов по обслуживанию самолетов и связистов – в разоренных войной городах такого жилья просто не существовало. Для этой цели решили использовать советские международные спальные вагоны – целых два состава, разместив их на подъездах к Полтаве. А еще создать пункты и узлы связи, которые действовали бы напрямую между Москвой, где находилась миссия генерала Дина, и Полтавой. И между Полтавой и Англией, где размещался штаб стратегической авиации США. Кроме того - с Италией, откуда взлетали тяжелые бомбардировщики. Требовался канал связи и с Тегераном, где находились тыловые снабженческие базы американцев…

Необходимо было согласовать порядок пропуска Б-17 и сопровождавших их истребителей через линию фронта, оказание им помощи на земле при вынужденных посадках и многое-многое другое. А главное - утвердить объекты противника для авиационных ударов.

Американцы хотели бомбить авиационные заводы Хейнкеля в районе Риги, чтобы накануне операции «Оверлорд» оттянуть часть немецких ВВС с западного фронта на восточный. Москва настаивала на бомбардировке районов Румынии и Венгрии, откуда в Германию шли поставки горючего. И, так как по соглашению между СССР и США заявки советской стороны должны были выполняться в первую очередь, американцы нам уступили.

Возник и серьезный вопрос об охране аэродромов средствами ПВО. Советское командование выделило для защиты аэроузла в Полтаве истребительную авиационную дивизию ПВО и зенитно-артиллерийский полк 6-го корпуса ПВО. Американцы отнеслись к этим заботам с иронией. На западном фронте не было случая, чтобы немцы пытались нанести удары по их аэродромам, расположенным ближе 150-300 км от линии фронта, а тут было все 500. Они ошибались. Но об этом потом.

Первый удар бомбардировщики США, взлетевшие с авиабазы в Италии и приземлившиеся в Полтаве, нанесли 2 июня 1944 года по железнодорожным узлам гитлеровцев в районе городов Дебрецен, Деж и Клуж. Операция (эта и дальнейшие) называлась «Фрэнтик». В ней участвовало 750 самолетов 15-й воздушной армии США. Часть из них вернулась назад в Италию, а 128 бомбардировщиков Б-17 «Летающая крепость» и 64 истребителя сопровождения П-51«Мустанг» добрались до Полтавы, потеряв только один Б-17, который взорвался в воздухе в районе цели. У другого Б-17 оказалась надломленной при посадке стойка шасси из-за попадания осколка зенитного снаряда. Неизвестной оказалась судьба еще одного истребителя. По нормам того времени это были весьма приличные боевые результаты.

Не могу не вспомнить, как мы, советские офицеры, воспринимали появившихся в городе американцев. Наши контакты, понятно, командованием не поощрялись. Но куда от них спрячешься, если мы ходили по одним улицам, смотрели одни фильмы, выпивали в одних и тех же ресторанах. Объяснялись мы с «янки» в основном жестами, похлопыванием по плечам, улыбками. Обменивались звездочками с погон и пилоток, планками от орденов и медалей, трофейными немецкими касками, шоколадом, сигаретами, жвачкой, которая для всех нас была тогда диковинкой. Меняли даже самогон на джин и виски, которые для нас тоже были в новинку. Их поражал наш бело-голубой «первач» «Три Буряка», который местные тетки гнали из одноименного продукта.

Американцы были к нам весьма доброжелательны. Мы к ним тоже. С несколькими их офицерами я даже подружился - немного знал английский и был кем-то вроде переводчика в наших офицерских компаниях.

Командир Б-17 старший лейтенант Рэлли Сан говорил мне:

- Я приятно удивлен, увидев, как вы нас встречаете. Некоторые наши «джентльмены» в Америке и Англии говорили нам, что русские злые, грубые люди, отсталые в культурном и бытовом отношении...

Мы тоже многое для себя открывали в американцах. Например, нас, советских офицеров, удивляли простые и демократические отношения между американскими офицерами и солдатами, сержантами. Если в палатку, где сидели и играли в карты авиационные техники, входил офицер, даже в звании полковника или генерала, никто со стульев не вскакивал, не прекращал курить, разговаривать и смеяться. Даже когда старший по званию обращался к солдату, тот, отвечая на какой-то вопрос, не вынимал изо рта сигарету, как будто разговор шел между приятелями. В Красной Армии подобное поведение было невозможным.

Одно событие надолго омрачило наши отношения. А произошло вот что. 11 июля группа генерала Эйкера перелетала из Полтавы в Италию, и фотограф авиагруппы лейтенант Маккой взял с собой в машину аэрофотоснимки полтавского аэроузла с бомбардировщиками Б-17 на стоянках и взлетной полосе. Этого делать было нельзя. То, что американцы базируются на советском аэродроме под Полтавой, было очень большим секретом. И надо было такому случиться, что немцы сбили именно тот самолет, где находился лейтенант Маккой. Аэрофотосъемки попали к ним в руки. Через десять дней над нами появился фашистский разведчик Хе-111. Перехватить его не удалось. А ночью над Миргородом, а затем и над Полтавой появились немецкие бомбардировщики, которые сначала сбросили осветительные бомбы, а затем осколочные, зажигательные и фугасные. Попытка отразить эту атаку огнем зенитных орудий и истребителями 802-го полка ПВО большого успеха не дали. Несколько бомб упало даже в расположение нашей танковой бригады.

Результаты немецкого налета оказались плачевными. В первую очередь, для нас. Фашисты сожгли три истребителя 310-й дивизии ПВО, 404 тонны горючего, повредили осколками 12 машин «Аэрокобра», металлические взлетно-посадочные полосы. Погибло два человека, 14 получили ранения. У американцев потерь в личном составе и в самолетах не было. Их бомбардировщики успели рассредоточить сразу же после бегства Хе-111. Тем не менее, претензии к организации противовоздушной обороны аэродрома они предъявили нам очень серьезные. И, по большому счету, надо признать, справедливые. Эта оборона оказалась слабой и недостаточной.

Потом многое было исправлено, и последующие налеты фашистской авиации не принесли им такого эффекта, как в первую ночь. Но неприятный осадок все же остался.

Американцы настаивали на поставках в Полтаву своих радиолокационных станций, которые могли бы засекать немецкие самолеты задолго до их подлета к аэродрому, - у Красной Армии таких РЛС не было. Шла речь и о переброске из Англии крупнокалиберной зенитной артиллерии, ночных истребителей, которых у нас тоже была нехватка, других средств усиления защиты своих самолетов и летчиков. Решение по этим вопросам мог принимать только Верховный главнокомандующий. А он медлил. Ему не нравилось, что при этом придется увеличивать численный состав заокеанских специалистов на наших базах. Он мог дойти до 9 тысяч человек, а это требовало увеличивать и количество наших специалистов самого различного профиля.

Тем временем «челночные операции» американцев возобновились. С 22 июля по 29 июля они провели четыре воздушных налета на военные аэродромы в Румынии и Венгрии. Уничтожили 159 самолетов, из них 67 – на земле, 64 – воздушных боях, повредили еще 28. Кроме того, сожгли 4 паровоза, 14 автомашин с грузами, два штабных автобуса… Потери американцев – 8 самолетов «Лайтинг».

В августе 1944 года американские ВВС с баз в Италии, Англии и Советского Союза провели пять воздушных операций. Всего за месяц совершили 499 самолетовылетов, сбросили на голову врага 467 тонн бомб, уничтожили, кроме нефтеперерабатывающих предприятий, 22 самолета нацистов. Сами потеряли четыре.

«Челночные операции» под зведно-полосатым флагом прекратились в дни Варшавского восстания, поднятого польскими патриотами, которыми руководило лондонское эмигрантское правительство. Сталин был в ярости. Он понял, что прозападное руководство Польши хочет освободить столицу без участия Красной Армии, чтобы потом восстановить «довоенный антисоветский санитарный кордон». И когда однажды вместо американцев над Польшей пролетели англичане, сбросившие по приказу Черчилля груз восставшим, Верховный главнокомандующий запретил союзникам появляться над советско-германской линией фронта и войсками Красной Армии.

Четыре последних операции «Фрэнтик» состоялись только в сентябре. Одна была связана с ударами американцев по военному заводу южнее Берлина – в Брюксе, вторая и четвертая - по венгерским объектам в Мишкольце и Сольноке. Третья предназначалась для помощи восставшим варшавянам. Сталин разрешил ее, так как истекающих кровью поляков уже ничто не могло спасти. Восстание было обречено. Оно окончательно было подавлено 1 октября. Большинство сброшенных американцами грузов – высота была 4000 метров – попало в руки фашистов. Джи-ай потеряли два бомбардировщика и два истребителя.

Зимой 1944\1945 года американцы покинули Полтаву. За самоотверженность и стойкость, проявленную в совместной работе против общего врага, командование ВВС США наградило медалью «За мужество» десять красноармейцев. В основном младших офицеров, сержантов и солдат. Советское командование наградило государственными наградами 17 американских генералов и офицеров.

Я вспоминаю, как в сорок четвертом простые люди России и Америки, несмотря на разность менталитетов, конфессий, традиций, образов жизни и языковый барьер, легко и просто общались друг с другом. Без посредников и дипломатов, идеологов и политиков. Наша дружба и партнерство, рожденные в те далекие годы, не забыты и обязательно продолжатся и завтра.-0-


Источник:<<Жэньминь жибао>> он-лайн

Спецтема:
60-я годовщина победы в войне Сопротивления японским захватчикам и победы в мировой антифашистской войне

 
Email редактора Печатать Отправлять
 
Поиск

 
Сообщения
на эту тему
 
Авторское право принадлежит газете "Жэньминь Жибао". Все права защищены.